Забытая мелодия скрипки

За пять веков, минувших со времени крупного итальянского мастера Андреа Амати, основателя самой известной Школы смычковых музыкальных инструментов, куда вошли его сыновья, внуки, а позже их знаменитые ученики из семейств Страдивари и Гварнери, традиции их ремесла не претерпели сколько-нибудь существенных изменений. Прежними остались и критерии оценки этих инструментов. Рядом с привычными «за мастерство», «за лучшее звучание», до сих пор существует такая, казалось бы, несовместимая с прагматичностью нашего века градация оценки — «за лучшее художественно-техническое решение». И это — веское подтверждение того, что хороший скрипичный мастер отличается не только разнообразными знаниями и умениями, но каждодневной шлифовкой своего таланта, умением видеть прекрасное и претворять его в жизнь, попросту говоря, использовать в своем ремесле и науку, и искусство. Это в полной мере может обеспечить лишь Школа, имеющая за плечами традиции, возрастающий багаж навыков, собственные наработки — «know how», наконец, возможность использовать соревновательность ее членов на благо всех. Преувеличить важность Школы нельзя, особенно в тех областях деятельности, где синтез искусства и науки является главным фактором развития. Многовековой опыт существования школ скрипичных мастеров — из самых сильных тому доводов.

До XVIII века Россия не имела профессиональных мастеров смычковых инструментов. Эти инструменты привозили из Италии, Франции, Польши. Естественно, что и спрос на них был не слишком велик, он ограничивался кругом образованных владельцев крупных имений, приобретавших их для себя и актеров своих крепостных театров. Первым широко известным в кругах меломанов России скрипичным мастером стал крепостной графа Шереметева Иван Андреевич Батов, подаривший скрипку своей работы Александру I, за что был высочайше пожалован двумя тысячами рублей. Известен ряд его великолепных смычковых инструментов, не уступающих по уровню образцам известных западных мастеров.

Но ощутимо это ремесло заявило о себе в России лишь с конца XIX столетия, чему немало способствовали известные чешские мастера Франц Шпидлен и Евгений Витачек, нашедший здесь вторую родину. Создавший более 400 скрипок, альтов и виолончелей, удостоенный на Всероссийском конкурсе новых скрипок в 1913 году двух первых мест и золотой медали, Витачек, по сути, и стал родоначальником современной школы российских мастеров. В советское время он стал одним из создателей национального достояния России — Государственной коллекции уникальных смычковых инструментов, её хранителем и реставратором. Им же было инициировано и открытие мастерской музыкальных инструментов при Московской консерватории, где он, как профессор, преподавал на струнно-смычковом отделении. Он был центром и той знаменитой нынче плеяды русских скрипичных мастеров, которая включала Подгорного, Косолапова, Доброва, Фролова. В его консерваторской мастерской получили образование известные наши мастера Горшков, Матыцин, Крикунов, Ручкин, Кучеров, которые затем передали свой опыт работы со смычковыми инструментами следующим поколениям. С 1976 года в Советском Союзе стал действовать Госзаказ на штучные работы мастеров-струнников, который просуществовал до 1990 года.

IX Международный конкурс имени П.И.Чайковского, состоявшийся в том же, 1990 г., впервые наряду с четырьмя исполнительскими конкурсами предоставил место еще одному музыкальному творчеству — созданию струнных инструментов. Тогда-то русские мастера, представившие весь СССР, подытоживая обретенный за предстоящие годы потенциал, завоевали первую (Владимир Китов — скрипка), вторую (Владимир Снегов — виолончель) и две третьих премии (Вячеслав Дубровский — альт, Вячеслав Супрун — виолончель), обогнав самых именитых друзей-соперников. Следующий Конкурс имени Чайковского (1994) принес России вторую (Сергей Горшков — альт) и третью (Николай Стасов — скрипка) премии. На Конкурсе 1998 года вновь добился успеха Николай Стасов, завоевавший сразу две премии: серебряную медаль и диплом «За лучшие звуковые качества инструмента» за скрипку и третью премию за альт. Конкурс 2002 года, уже явно указал на неблагополучие дел отечественных мастеров-струнников. Однако первая премия и специальный диплом «За лучшую художественную работу», которые стали наградой скрипке нашего мастера Игоря Улицкого, несколько сгладили негативное впечатление. И вот через пять лет — V Конкурс скрипичных мастеров, по традиции стартовавший ранее других номинаций XIII Конкурса имени Чайковского. В разделе создания инструментов наши мастера даже не смогли пробиться в число участников третьего тура ни по одной из номинаций! И это — прямая «заслуга» людей, стоящих ныне у кормила культуры. На создание школы мастеров смычковых инструментов потребовались столетия, а для разрушения ее достало и полутора десятка лет. Сможем ли мы восстановить то, что потеряли? Бог весть.

Председатель Творческого союза мастеров-художников и реставраторов музыкальных инструментов, Главный эксперт Министерства культуры и массовых коммуникаций РФ, заслуженный работник культуры, заслуженный деятель искусств, старейший скрипичный мастер России, свято чтящий традиции своего ремесла и болеющий за него, за 45 лет своей деятельности создавший более 350 скрипок, альтов, виолончелей, Борис Львович Горшков вот уже несколько лет пытается достучаться до властей, сообщить им о неблагополучии в родной его сердцу сфере, по сути, поведать им о необратимом регрессе Школы российских скрипичных мастеров. И что же? Всё тщетно. Он даже не знает, получил ли его письмо, где изложены предложения по реформации этой области культуры, приведению ее к существующим экономическим условиям, Президент. Напомню, там, где дело касается высокозатратных отраслей культуры, всегда существовал заказ на их исполнение. Так работали даже величайшие из великих — Леонардо и Микеланджело. В случае, разбираемом нами, последний звонок прозвучал. И потому слово — за государством, если власть действительно волнует развитие России, невозможное без развития её культуры.

Елена Антонова

Источник

Скрипичный мастер Вячеслав Супрун